Феномен польской “Солидарности” и украинского “Евромайдана” в оценках СМИ

Ольга Русова

Резюме: Данная статья исследует природу двух гражданско-политических движений в Польше и Украине, которые возникли в различные периоды истории этих государств. “Солидарность” и “Евромайдан” образовались в момент, когда обе страны переживали острый социально-экономический и политический кризисы. Они стали наиболее эффективным инструментом в борьбе с существующим политическим режимом и общественным укладом. В статье также рассматриваются характерные черты этих движений, основные сходства и различия. Особое внимание отведено роли средств массовой информации в событиях 80-х годов в Польше и современной ситуации в Украине. Именно СМИ были и остаются мощным оружием, которое играет важнейшую роль в формировании общественного мнения масс. В Польше независимая пресса стала площадкой для дискуссий, местом выражения различных точек зрения о возможных вариантах реформирования коммунистической системы. В Украине перед СМИ стоит не менее важная задача – повсеместный контроль за действиями чиновников и политиков. Ведь сегодня они несут ответственность не только за преобразования в сфере экономики и политики, но и за дальнейшее существование государства Украина.

Ключевые слова: “Солидарность”, “Евромайдан”, гражданско-политическое движение, СМИ, протест, политические элиты, реформы.

The phenomenons of the Polish „Solidarity“ and Ukrainian „Euromaidan“ and media evaluation

Abstract: The paper explores the nature of the two civil-political movements in Poland and Ukraine, which arose during different periods of the history in these countries. „Solidarity“ and „Euromaidan“ were formed at a time when both countries were experiencing severe socio-economic and political crises. They have become the most effective tool in the fight against the existing political regime and social order. The article also discusses the characteristics of these movements, the main similarities and differences. Particular attention is given to the role of media in the events of the 80s in Poland and the current situation in Ukraine. The same media have always been and remain a powerful weapon that plays a critical role in shaping the public opinion of the masses. In Poland, the independent press has become a platform for discussion, a place of expression of different points of view on possible options for a reform of the communist system. In Ukraine, before the media is no less important task – widespread control over the actions of officials and politicians. After all, today they are responsible not only for the changes in the field of economics and politics, but also for the continuation of the existence of the state of Ukraine.

Keywords: „Solidarity“, „Euromaidan“ civil-political movement, the media, protest, political elites, reform.

После падения железного занавеса прошло уже четверть века, но борьба за сферы влияния в Восточной Европы продолжается по сегодняшний день. Современный украинский кризис является непосредственным подтверждением того, что посткоммунистическая трансформация бывших советских республик, за исключением стран Балтии, так и не была завершена.

Процесс слома режима бывшего президента Украины В.Януковича отчасти напоминает антитоталитарные и антиавторитарные революции в странах социалистического блока в конце 80-х годов прошлого столетия. В большей степени это касается политических и общественных процессов, имевших место в социалистической Польше. Сравнительный анализ можно начать с определения значения и места, которое занимали Польша и уже независимая Украина во внешней политике СССР и РФ соответственно. Польша была одним из наиболее слабых звеньев советской империи и постоянно находилась в числе стран, где Запад наиболее активно проводил подрывную кампанию по ликвидации коммунистического режима. В Брежневскую эпоху существовали опасения, что деятельность независимых польских профсоюзов может послужить примером и вызвать цепную реакцию среди рабочих в других странах социалистического блока. Украина играет схожую роль для РФ, в особенности после Оранжевой революции 2004 года. Акции гражданского неповиновения, которые в Украине уже дважды привели к смене правящей политической силы, представляют непосредственную угрозу существованию сформировавшегося в России политического режима. И как следствие, могут послужить причиной появления такого социального феномена как “майдан” внутри российского общества.

Cолидарность” и “Евромайдан” схожи во многом с другими движениями, которые начинались как моральные протесты, а позже стали социальными и политическими явления такого значения, которые коренным образом изменили глобальные реалии 20-го века. Например, движение Махатмы Ганди привело к независимости Индии и упадку Британской империи; движение Мартина Лютера Кинга принесло крах системы расовой сегрегации на юге США и стало причиной трансформации социальной структуры такого крупного государства и глобального игрока [1].

По своей сути оба движения, польская “Солидарность” и украинский “Евромайдан” являются формами гражданского неповиновения с характерной для них неоднородностью. В конце 80-х годов, “Cолидарность” объединила в своем составе не только независимые левые группы, но и рабочих, интеллигенцию и представителей католической церкви. Когда главная цель профсоюзного движения была достигнута и коммунистическая партия навсегда исчезла из политического спектра Польши (в результате парламентских выборов в июне 1989 года), коалиция между представляющими её силами достаточно быстро распалась. “Солидарность” смогла объединить свои усилия в борьбе с общим врагом в лице коммунистического режима, но раскололась вследствие идеологических противоречий. В истории Украины можно привести целый ряд подобных ситуаций, когда после ликвидации общей угрозы, сторонники украинской независимости терпели поражение, так и не сумев поделить власть. Отсчет можно начать со времен распада Киевской Руси, периода “Руины” после смерти Богдана Хмельницкого, раздела Украины на Левобережную и Правобережную, завершая событиями Оранжевой революцией 2004 года. Коалиция демократических сил во главе с В. Ющенко, раздираемая внутриполитическими противоречиями, не смогла провести необходимые для страны реформы, чем ускорила возврат к власти В.Януковича, и как следствие, породила “Евромайдан” 2013. Рассматривая ситуацию в украинском парламенте, следует сказать, что даже в условиях военных действий на Востоке страны, политики не желают жертвовать своими интересами ради сохранения территориальной целостности государства. Единственной силой, которая противостояла режиму В.Януковича и теперь является основным регулятором современных политических процессов в Украине – это “Евромайдан”. По мнению члена польской “Солидарности” Збигнева Буяка, именно “Майдан” должен стать политической силой, которая будет постоянно давить на власть. Он также проводит аналогию между этими двумя социальными движениями и полагает, что “Евромайдан” должен трансформироваться в организацию, которая станет источником политической силы, основывающейся на общечеловеческих ценностях [2].

Солидарность” и “Евромайдан” являются общественными движениями, в формировании которых принимали участие разные слои населения. В Польше их основу составляли рабочие, т.к. изначально “Солидарность” была профсоюзом, а в Украине – студенты и представители среднего класса. “Солидарность” была долгосрочным проектом, и функционировала как организация, а затем как политическая партия. В Украине же “Евромайдан” представляет собой явление стихийное, никем изначально не управляемое, главная форма самовыражения которого – это протест. В большинстве случаев к данному методу прибегают в государствах со слабой правовой системой, высоким уровнем коррумпированности и низким процентом доверия к чиновникам. Для того чтобы предотвратить возникновение третьего или четвертого “майданов”, Украине необходимы, прежде всего, честные суды, уверенность граждан в том, что их права не только задекларированы в Конституции, но и защищены в реальной жизни.

С самого начала “Солидарность” преследовала четкие цели, в отличие от лидеров “Евромайдана”, которые не смогли дать стране и её народу четкое понимание, куда необходимо дальше двигаться, как противостоять режиму, и что делать после его слома. Характерной чертой движения “Солидарность” было наличие конкретного, единоличного лидера – Леха Валенсы. У украинского “Евромайдана” такого руководителя не было, т.к. он возник внезапно, и ни у одного из глав политических партий, представляющих украинские оппозиционные силы, не вышло возглавить общественные протесты.

Несмотря на наличие значительных различий между “Евромайданом” и “Солидарностью”, Алексей Гарань, профессор кафедры политологии НаУКМА, утверждает, что в обоих случаях речь идет об идеи создания массового гражданско-политического движения, которое объединялось на основе очень простых, общих принципов. В случае с Польшей, это была борьба за права трудящихся, стремление к демократизации общественной жизни. Известный публицист Виталий Портников полагает, что для Украины такими постулатами могут стать изменение Конституции, перезагрузка власти и ассоциация с ЕС [3] .

Также мощным рычагом давления на политическую верхушку, сегодня, как и 25 лет назад являются СМИ. В Польше существенную роль в данных процессах исполняла информационная деятельность оппозиции. Антисоциалистические организации, в том числе и независимый профсоюз “Солидарность”, прежде всего, развили свою информационную сеть. В условиях тоталитарного режима необходимо было информировать население о ситуации в стране, которая подавалась государственными СМИ лишь в выгодном для властей ракурсе. Эту функцию на себя взяли нелегальные издательства [4].

Причина появления нелегальной прессы заключалась в созданном информационном голоде, которым было охвачено польское общество. Система массовых коммуникаций была монополизирована и централизована, а также отличалась характерным стилем публицистики. Язык существовал не для поиска взаимопонимания, и не для диалога властей с обществом, а лишь для воссоздания реальности, необходимой коммунистическому режиму. Этот искусственный способ выражения называли “новоязом” – обязательным языком политической пропаганды (термин взят из антиутопии Дж. Оруэлла “1984”) [5].

Очень активно проходила дискуссия о политической ситуации в Польше на страницах иностранных периодических изданий. Иностранные центры польской эмиграции открыли польской оппозиции доступ к информационным агентствам, радио, телевидению, газетам и журналам. Такие газеты как французский “ Le Monde”, немецкие “Spiegel” и “Stern” печатали работы польских оппозиционеров – А.Михника, З.Найдера, Я.Куроня и А.Мацаревича, а затем переправляли их обратно в Польшу. Польская нелегальная пресса действительно была независимой. Она позволяла обсуждать недостатки коммунистической системы, в условиях которой жил польский народ. Именно это лишило официальную прессу её привилегированных позиций, и самое главное, приостановило действие коммунистической пропаганды. Поэтому гарантия свободы слова, так важна для Украины сегодня, для проведения реформ, и не только на этапе их в инициации, но и внедрения.

Сегодня, информационное поле оказывает непосредственное влияние на каждого из нас. СМИ широко освещали события последнего года в Украине. Наша страна множество раз упоминалась в заголовках ведущих мировых изданий. Чтобы рассмотреть, как именно осуществляется подача новостного материала о “Майдане”, следует разделить масс медиа на две условные группы – западные и российские. Последние очень активно используют тему “гражданской войны” в Украине, пытаясь приуменьшить значение украинского кризиса, и превратить его во внутригосударственный конфликт. СМИ популяризирует идею о расколе украинского общества на сторонников “Евромайдана” и “Антимайдана”. Чтобы получить объективную оценку и удостовериться соответствует ли эта информация действительности, необходимо исследовать социальные условия, в которых зародилось движение “Евромайдана”.

Сравнивая Польшу и Украину, необходимо сказать, что “Солидарность” стала массовым явлением для страны, так как поляки были и остаются монолитным обществом, единым народом без разделительных линий. В Украине же идеи “Майдана” не популярны среди всего населения. Многие украинцы полагают, что Украина не должна делать выбор в пользу “европейского пути”, жертвуя своими историческими связями с Россией. Традиционно такие взгляды преобладают на Востоке и Юге страны. Хотя по сравнению с 2004 годом уровень поддержки протестного движения в этих регионах существенно вырос. Cуть данной проблемы заключается совсем не в географии, а в более глубинных, социальных процессах в рамках украинского общества.

Согласно исследованиям доцента кафедры социологии ОНУ имени И.И.Мечникова Лычковской Оксаны, линия разлома в рамках современного украинского общества проходит между такими условными понятиями как новое и старое. “Старое”, по большей части, это население в тех частях Украины, где разделяют более сильные патерналистские настроения [6].

По результатам исследований, проведенных Фондом «Демократических инициатив имени Илька Кучерива» и социологической службой Центра Разумкова в мае 2013 года, по Украине в целом зафиксированы достаточно высокие патерналистические настроения. 42 % населения страны считает, что государство должно нести полную ответственность за обеспечение каждого человека всем необходимым. Противоположное мнение (что государство должно обеспечить людям одинаковые “правила игры”, а дальше человек самостоятельно несет ответственность за то, как он использует предоставленные шансы), разделяет более 51% граждан. В 2006 году эти показатели составляли 38 и 55% соответственно. Восточная Украина наиболее склонна подобным настроениям – 68%, тогда как в других регионах Украины так считает лишь треть населения (35,1% – Центр, 34,7% – Запад, и 33,8% – Юг) [7]. Люди с такой точкой зрения питают завышенные ожидания по отношению к центральным и местным органам власти, демотивированы, пассивны и не ищут новых возможностей улучшить уровень собственного благосостояния. Завышенные ожидания проявляются, в первую очередь, в стремлении получить конкретные материальные блага. Как следствие, это обуславливает их решение при выборе кандидата на пост президента. Свое предпочтение они отдают тому, кто сумеет создать образ сильного политического лидера, который гарантирует им те самые материальные блага, благосостояние и стабильность, которые они ощущали, будучи гражданами СССР. В обмен на такие обещания, люди готовы игнорировать незаконные действия политиков, голосуя за них снова и снова.

Понятие “новое” связано с прямым желанием изменений – политических, культурных и экономических. Для Украины это означает реформы законодательства, люстрация, борьба с коррупцией и возвращение доверия граждан к институтам государственной власти. Этим “новым” для Украины стал “Евромайдан” – объединение людей, которые хотят построить новое демократическое государство, без пережитков советского прошлого.

Евромайдан” является примером гражданского общества в действии, в то время как Россия рассматривает его как возможную угрозу своей территориальной целостности. Украина находилась в сфере влияния сначала Российской империи, затем СССР и РФ. Во время “бархатных революций” в Восточной Европе в конце 80-х годов прошлого века, СССР не смог предотвратить выход этих государств из социалистического лагеря. Сегодня, Россия в лице В. Путина не желает совершать подобную ошибку в случае с Украиной, и пытается удержать её в зоне свое политического контроля, опасаясь её дрейфа в сторону Запада. “Утрата” Украины может положить начало развитию дезинтеграционных процессов в рамках России, в таких потенциальных очагах напряженности как Северный Кавказ.

Также российские информационные источники делают акцент на широком распространении националистических идей, почти фашистской идеологии, направленной на утеснение прав русскоязычного населения в Украине. В данной ситуации весьма красноречивым является высказывание известного американского историка Тимоти Снайдера о ситуации с российскими СМИ в контексте украинского кризиса. Он утверждает, что в России самые крупные социальные медиа находятся под государственным контролем, телевидение практически подчинено государству, а свободомыслящие блоги и новостные интернет-сайты уже закрыты или подвергаются давлению. Это делает Украину островком свободы слова для людей, которые используют русский язык. Есть страна, где миллионы русскоговорящих не ощущают, что их базовые права защищены. И эта страна Российская Федерация. А существует соседняя страна, в которой десятки миллионов русскоговорящих пользуются этими правами, несмотря на потрясения от революции и российское вторжение. Этой страной является Украина, там люди говорят по-русски, в то время как Россия остается государством, в котором молчат на русском языке [8] .

Что же касается западных средств массовой информации, то ситуация выглядит несколько иначе. Безусловно, темы “гражданской войны” и “разгула” фашизма вызывают дискуссии и на страницах западной прессы. Но подобные обвинения звучат неубедительно, уступая реальным фактам. Так например, лидер украинской националистической партии “Правый сектор” Д.Ярош на президентских выборах в мае 2014 года набрал лишь 0,7% голосов [9], а осенью того же года партия даже не преодолела 5% барьер и не попала в парламент. И все это происходит на фоне последних выборов в Европейский парламент, которые позволили “правым силам” увеличить свое представительство в законодательном органе ЕС. Например, французская ультраправая партия “Национальный фронт” получила 25% голосов, правая Партия независимости Соединенного Королевства – 27 %, а также ультраправая партия “Золотая Заря” (которую часто критикуют за чрезмерно радикальные взгляды, в том числе и по отношению к национальным меньшинствам, проживающим на территории Греции), в завершении парламентской гонки продемонстрировала результат в 9% [10] .

В условиях развития информационных технологий, особую важность представляет собой тот имидж, который уже сформирован об Украине за её пределами. Так в немецкой прессе, Украина рассматривается как бесконечный источник проблем, её воспринимают как нестабильную страну. Украина связывается с аварией на Чернобыльской АЭС, нелегальной миграцией, и, конечно же, политической нестабильностью [11]. Поэтому любая новая информация об Украине заранее воспринимается сквозь призму уже существующих в немецком обществе представлений и стереотипов о стране.

Оценка политических процессов в Украине зависели от позиции того или иного немецкого издания. Но, в общем, говорилось о целесообразности политического компромисса, и часто звучала мысль о том, что ЕС должен искать решение конфликта в Украине вместе с Россией. Немецкие элиты склонялись к мнению, что они не могут проигнорировать интересы России на постсоветском пространстве. В тоже время, формирование интересов ЕС и Германии в Украине дается немецким СМИ не так легко [12]. Правда, подобное мнение преобладало до момента появления первых жертв в ходе беспорядков на улицах Киева. Но точка невозврата была пройдена, продемонстрировав, что Украина самостоятельно не сможет справиться с данным кризисом. Сравнивая ситуацию в Украине и Сирии, Süddeutsche Zeitung написала, что на Ближнем Востоке западная дипломатия смогла добиться небольших успехов. В случае с Украиной это не должно повториться. И если Франция и Германия, в лице Лорана Фабиуса и Франка-Вальтера Штайнмайера, хотят открыто выразить свою точку зрения, желательно это сделать как можно скорее в Киеве вместе с бывшим министром иностранных дел Польши – Радославом Сикорским [13]. Таким образом, призывая к возрождению Веймарского треугольника, чей формат был весьма удобен для начала переговоров между украинскими властями и оппозицией.

Возвращаясь к значению СМИ в современной Украине, следует сказать, что при их помощи среди украинских политиков очень важно сформировать такое понятие как репутация. Любое пятно в биографии может нанести ей урон, а значит привести к утрате доверия народа и проигрышу на следующих выборах. Политические партии больше не должны быть бизнес проектами, направленными на обогащение отдельных групп людей, а будут образовываться исходя из “социального заказа”, то есть социальных и экономических потребностей народа.

Одной из целей, которые были достигнуты “Солидарностью”, и сегодня стоят перед “Евромайданом”– это создание новых политических элит. За период уличных протестов в 2013-2014 году, “Евромайдан” прошел определенную эволюцию. На начальном этапе “Евромайдан” был абсолютно аполитичным. Сейчас он постепенно трансформируется, приобретает различные формы и преобразуется в ряд неправительственных организаций, и молодежных и волонтерских движений, хотя так и не стал политической партией. Партии, которые на тот момент входили в состав украинского парламента стремительно теряли свою популярность (Батьківщина, Свобода). Одна из причин падения их рейтинга заключалась в том, что большинство из них возникло в транзитный или переходный для Украины период – от тоталитарного государства к демократическому. Процесс рождения политических объединений в Украине не был связан со структуризацией общества на определенные социальные группы. В тоталитарном обществе их просто не существовало. Партии позиционировались как идеологические, их программы содержали в себе общедекларативные лозунги для привлечения большего количества сторонников [14].

Политический режим, который установился в Украине после распада СССР, лишь формально обладал признаками демократического. Реальные реформы по демократизации политической жизни страны (по примеру Балтийских республиках), так и не были реализованы. И даже если одни партии распадались и появлялись новые, существенных отличий между ними не было, поскольку в Украине не произошла смена политических элит. Также в состав новоизбранного в октябре 2014 года парламента вошли группы, представляющие интересы различных олигархических структур. В дальнейшем этот фактор, в значительной мере будет тормозить процесс реформ и сделает практически невозможной борьбу с коррупцией.

Ещё одна закономерность возникновения партий в Украине – это их образование вокруг личности, политического лидера, который в данный момент обладает наибольшим уровнем поддержки населения, и потенциально способен выиграть президентские выборы или обеспечить беспрепятственное вхождение своей новообразованной политической силы в парламент. Все это может привести к концентрации всех ветвей власти в одних руках, что и произошло в случае с Партией Регионов и её бывшим лидером В.Януковичем.

Евромайдан” подтолкнул украинское общество к идее о том, что государственные власти должны находиться под постоянным и жестким контролем со стороны общественности и СМИ. Иначе существует опасность повторения “синдрома оранжевой революции 2004 года”, когда “Майдан” достиг своей основной цели, но общество устранилось от процесса модернизации государства. Вследствие этого, В.Ющенко, Ю.Тимошенко и другим чиновникам при отсутствии давления общественного сектора, не хватило политической воли провести необходимые реформы.

В Польше с момента основания “Солидарности” до демонтажа коммунистической системы прошло 10 лет. Декоммунизация страны продолжалась и в 90-е годы. Это свидетельствует о том, что данный процесс не происходит быстро, для изменения образа и категорий мышления, как политиков, так и простых граждан, необходимо время. “Евромайдан” стал катализатором подобных политических, социальных и ментальных трансформаций в сознании каждого украинца. Должна быть пересмотрена роль государства как института и основного регулятора общественных взаимоотношений. Если новому правительству и президенту удастся реализовать те реформы, которые назрели ещё в 2004 году, повысить общий уровень благосостояния населения и обеспечить стабильный экономический рост, то любые языковые проблемы и центробежные тенденции потеряют свою актуальность.

Сноски:

[1] Porębski, Czesław (2014).Solidarność, Euromaidan, and Realpolitik. Solidarity – Step by Step, Warsaw: Centre for the Thought of John Paul II, p. 5.

[2] Україна має свою „Солідарність“ – Майдан, – польський політик. За матеріалами ефіру Еспресо.TV від 30.07.2014. [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.espreso.tv/ news/2014/07/30/ maydan ce_ukrayinska_solidarnist.

[3] Хоменко, Святослав (2013). “Чи стане „Майдан“ „Солідарністю“?”. [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.bbc.co.uk/ukrainian/mobile/ politics/2013/12/131227_ mai dan_ solidarity_sx.shtml.

[4] Денисюк, Наталія (2004). “Польська нелегальна преса 80-х років ХХ століття як об’єкт вивчення в історії журналістики”. Наукові записки Інституту журналістики КНУ, Т.16, Київ: КНУ ім. Т. Шевченка, c. 14.

[5] Даберт, Доброхна (2002). “Мови правого і лівого крила польського політикуму після 1989 року”. Сучасність, №1, Київ: Пролог, c. 56.

[6] Матеріали круглого столу в ОНУ імені І.І.Мечникова на тему: “Південний Захід України у контексті сучасних політичних, соціальних, економічних, геополітичних та без пекових трансформацій”(2014). [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.kennan.kiev.ua/ Events/140617/sem inar.htm.

[7] Ільчук, Юлія (2013). “Патерналістські настрої в Україні”. Громадська думка, Київ: Фонд “Демократичні ініціативи імені Ілька Кучеріва”, c. 4.

[8] Timothy, Snyder (2014). “Freedom in Russian Exists Only in Ukraine”. London Evening Standard. [Electronic resource]. – Available on the web at: http://www.standard.co.uk/comment/ timothy-snyder-freedom-in-russian-exists-only-in-ukraine-9196833.html.

[9] Протокол Центральної виборчої комісії про результати виборів Президента України від 02.06.2014. [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.cvk.gov. ua/vp_ 2014/.

[10] BBC: Euroscepticearthquakerocks EU elections” (2014). [Electronic resource]. – Available on the web at: http: // www.bbc.com/news/world-europe-27559714.

[11] Буран, Віта (2013). “Концепт УКРАЇНА у німецькомовній пресі”. Матеріали всеукраїнської конференції  “Мова, свідомість, художня творчість, інтернет у дзеркалі сучасних філологічних студій” в Інституті філології КНУ ім.Т.Шевченка [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.maidanua.org/2013/10/vitaburankontseptukrajinaunimetsko movnijpresi/.

[12] Євромайдан очима світу (2014) [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.osvita.mediasapiens.ua/material/27640.

[13] Brössler, Daniel (2014). “Warum es in der Ukraine um Europas Zukunft geht“. [Electronic resource]. – Available on the web at: http: // www.sueddeutsche.de/politik/kriseinkiewwarumesinderukraineumeuropaszukunftgeht-1.1870629.

[14] Гонюкова, Лілія (2014). “Політичні партії України: сучасність та перспективи розвитку”. Аналітичні записки, Київ: Фонд “Демократичні ініціативи імені Ілька Кучеріва”, c. 5.

Список литературы:

1. Буран, Віта (2013). “Концепт УКРАЇНА у німецькомовній пресі”. Матеріали всеукраїнської конференції  “Мова, свідомість, художня творчість, інтернет у дзеркалі сучасних філологічних студій” в Інституті філології КНУ ім.Т.Шевченка [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.maidanua.org/2013/10/vitaburankontseptukrajinaunimetsko movnijpresi/.

2. Гонюкова, Лілія (2014). “Політичні партії України: сучасність та перспективи розвитку”. Аналітичні записки, 2-18. Київ: Фонд “Демократичні ініціативи імені Ілька Кучеріва”.

3. Даберт, Доброхна (2002). “Мови правого і лівого крила польського політикуму після 1989 року” . Сучасність, №1, 56-62. Київ: Пролог.

4. Денисюк, Наталія (2004). “Польська нелегальна преса 80-х років ХХ століття як об’єкт вивчення в історії журналістики”. Наукові записки Інституту журналістики КНУ, Т.16, 14-18. Київ: КНУ ім. Т. Шевченка.

5. Євромайдан очима світу (2014) [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.osvita.mediasapiens.ua/material/27640.

6. Матеріали круглого столу в ОНУ імені І.І.Мечникова на тему: “Південний Захід України у контексті сучасних політичних, соціальних, економічних, геополітичних та без пекових трансформацій”(2014). [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.kennan.kiev.ua/ Events/140617/seminar.htm.

7. Ільчук, Юлія (2013). “Патерналістські настрої в Україні”. Громадська думка, 3-11. Київ: Фонд “Демократичні ініціативи імені Ілька Кучеріва”.

8. Протокол Центральної виборчої комісії про результати виборів Президента України від 02.06.2014. [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.cvk.gov. ua/vp_ 2014/.

9. Хоменко, Святослав (2013). “Чи стане „Майдан“ „Солідарністю“?”. [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.bbc.co.uk/ukrainian/mobile/ politics/2013/12/131227_ maidan_ solidarity_sx.shtml.

10. Україна має свою „Солідарність“ – Майдан, – польський політик. За матеріалами ефіру Еспресо.TV від 30.07.2014. [Електронний ресурс]. – Доступ до статті: http: // www.esp reso.tv/ news/2014/07/30/ maydan ce_ukrayinska_solidarnist.

11. “BBC: Euroscepticearthquakerocks EU elections” (2014). [Electronic resource]. – Available on the web at: http: // www.bbc.com/news/world-europe-275597 14.

12. Brössler, Daniel (2014). “Warum es in der Ukraine um Europas Zukunft geht“. [Electronic resource]. – Available on the web at: http: // www.sueddeutsche.de/politik/kriseinkiewwarumesinderukraineumeuropaszukunftgeht-1.1870629.

13. Porębski, Czesław (2014).Solidarność, Euromaidan, and Realpolitik. Solidarity – Step by Step, 1-7. Warsaw: Centre for the Thought of John Paul II.

14. Timothy, Snyder (2014). “Freedom in Russian Exists Only in Ukraine”. London Evening Standard. [Electronic resource]. – Available on the web at: http://www.standard.co.uk/com ment/timothy-snyder-freedom-in-russian-exists-only-in-ukraine-9196833.html

 

  • Научното електронното списание „Реторика и комуникации” започва да се издава като част от дейностите по проект № 167 от 2011 г., НИС, СУ „Св. Климент Охридски” „Особености на академичната комуникация в интернет (Уеб 2.0): писане и публикуване в научни електронни списания”.
  • Meta